Деяния Павла.

Эфес два года будоражим,

Одним событием столь важным,

Что описать никто не может:

Ведь это действовал Дух Божий.

Но на виду один учитель,

Который говорит, что видел

Живым того, кто был в гробу.

Отдать мы должное ему,

Хотим за явную правдивость,

Могли то многие услышать.

Но тот не сказывал пустого:

Свое он подтверждая слово,

На многих возлагал платки.

И чудо?! Вон домой спешит, 

С рождения калека хромый.

Мы видим, он совсем не хочет,

Дать обогнать себя другому,

Который тоже исцеленный.

Был исцеляем бесноватый.

Ему не нужно доказательств

О том, кого зовут  Христос.

Свободный он домой идет,

И громко прославляет Бога,

Неведомого очень долго.

А тот,  кто Бога представляет

Под именем известен Павел.

Павел:    Ты что-нибудь принес Тиран?

Тиран:    Нет, Павел, я пришел сказать.

Димитрий что-то замышляет. 

Па вел:   При встрече с ним я замечаю,

По хмурому его лицу,

Что он озлоблен ко всему

Тому, что делаем в Эфесе.

Тиран:    Вчера он принят был в префекте,

Но вышел чем-то недовольный:

Похоже не дают свободы

На все, что сделать хочет он.

Павел:    Увидим, что будет потом.

Тиран:    Узнать хотелось бы пред тем,

Как шум поднимется везде.

Ты ж знаешь, что всегда пред бурей

Молчанье море образует.

Павел:    Да полно, Бог всем нам поддержка,

Коль что-то сатану задело.

Эфес на следующий день.

Сребреник: Димитрий что это за негр,

Который у дверей стоит?

Дмитрий:     Недавно я его купил.

Сребреник:  Его бы надо наказать.

Иначе потеряет страх.

Он мне так вольно отвечает,

Как — будто равного встречает.

Димитрий:   Займутся им, но не сейчас.

Сребреник:  Да, кстати, я горю узнать,

Что нам ты рассказать хотел?

Я вижу на твоем лице

Печать глубоких размышлений.

Передо мной наверно гений?!

Димитрий:   Возможно; если это так,

То я способен рассуждать.

(Ко всем)

Друзья, вы знаете о том,

Что нам поддержка ремесло,

И благосостояньям нашим

Во всем способствует продажа.

Но посмотрите, между тем,

В убыток действуем мы все,

Коль рядом остается Павел,

С псалмами и проповедями…

Сребреник:   Клянусь великим Диопетом,

Он рядом встанет с конкурентом.

Не малое число людей

Держаться стали секты сей.

Димитрий:    А это нам и угрожает,

Коль больше ничего не значит,

Богини Артемиды храм,

То — всем усилиям провал.

Сребреник:   Ведь это верно.

Сребреник:   Как пить дать.

Сребреник:   Но город надо же спасать?!

Схватив на улице двоих,

Кто с Павлом в город приходил,

Они на площадь побежали,

Чтоб быстро выполнить сценарий.

Всего хватило пять минут,

Чтоб город стал весь полный смут.

Толпа на площадь побежала,

И долго узнавать не стала,

К чему сейчас весь этот гвалт,

Коль мало смысла восставать.

Но все усиленней кричала:

“Велика Артемида наша!”

Все это сразу оценил

Блюститель, умерявший пыл,

У тех, кто любит прикрываться

Тем шумом, что сейчас поднялся.

 

Блюститель: Мужи, кто здесь о том не знает,

Что город бога не меняет?

Но если в этом спора нет,

То успокойтесь ныне все.

А эти люди не виновны,

Не делайте им зла сегодня.

Ведь ничего они не крали,

И Артемиду не ругали.

Ее храм в целостности здесь,

А если что иное есть,

То есть судебное собранье,

Готовое принять участье.

 

В том времени ушло не долго,

И буйных оказалось столько,

Со скольких все и началось,

А их известен был вопрос.

По прекращенье мятежа,

С друзьями Павел шел в места,

Где побывал когда — то ране.

Семь дней все пробыли в Троаде,

Но скоро отошли к Милиту.

А дальше к Иерусалиму,

Где Павел рассказал о всем,

Что сделал их руками Бог.

 

1-й брат: Дай Бог, чтоб так и дальше было,

И дверь язычникам открытой

Стояла в сроки тех времен,

 Которые назначил Бог. 

 Но видишьбрат, средь иудеев,

Ревнителей слов Моисея,

Распространяется слушок,

Что ты рассеянный народ,

Учил не исполнять закона.

Сия причина столь огромна,

Что соберется стар и мал,

Коль где увидит кто тебя.

2-й брат: Послушайся сего совета.

Есть здесь четыре человека,

Держащих на себе обет.

Возьми издержки ты за всех,

И жертву принесите в храме,

Чтоб явно все о том узнали.

И слышанное о тебе,

Сочтут несправедливым все,

Что соблюдать ты продолжаешь

Весь наш закон, дни наблюдаешь.

 

Храм Божий. Перед всеми Павел.

 

Павел:  Мы очищенье объявляем.

По прекращении всех дней,

Здесь жертву принесем за грех.

Семь дней спустя при всем народе

Он слышит обвиненье вскоре.

1-й иудей:  Мужи Израиля, смотрите!

Вы Бога в этом храме чтите,

А этот всюду человек

Людей иному учит всех.

И это место осквернил,

Дав елинам сюда войти.

 

За дерзость эту кровь пролить,

Хотел народ и повлекли,

Все Павла вон за двери храма,

Как нарушителя порядка.

Начальник с тысячей одной,

Услышал вовремя о том,

И вскоре был уже на месте,

Чем спас виновника от смерти.

 

Тысяченачальник: Что сделал этот человек?

Голоса: Он бунтовщик — Большой злодей —

Он нарушитель всех преданий —

Изменник — Он умеет грабить.

Тысяченачальник: Я что-то не пойму никак,

В каких виновен он грехах?

Его ведите в нашу крепость.

Там он расскажет нам об этом.

1-й иудей: Ну, почему, его убить

Нам сразу не дадут самим?

Опять займутся волокитой.

Я ей же по горло сытый.

2-й иудей: Еще раз сделаем попытку.

1-й иудей: Надеюсь Клавдий Лисий пытку,

К нему применит, наконец?

1-й иудей: Увидим завтра — если нет.

 

Подвал. Антониева крепость.

 

Сотник: А, ну-ка, бичевать быстрее.

Раз знать нам много не дано,

У нас есть средство для того.

И знаньем поделиться сможет,

Не брезгуя, любой ученый.

Павел: Ответь мне на вопрос один.

Сотник: Какой?

Павел: Я римский гражданин.

Но где написано в уставе,

Что можно пренебречь судами?

Сотник:(Тысяченачальнику)

Он прикрывается гражданством.

И кажется мне это правда.

Тысяченачальник: Скажи, его ты приобрел?

ПавелНет, я уже с рожденья в нем.

СотникВсе верно. Но он нас погубит, 

Рассказывать, коль это будет.

ТысяченачальникПослушай, мы о том не знали. 

ПавелЗло это сделано не вами.

 

Синедрион. Дневное время.

 

Павел:  Я совестию доброй всею,

Служил до этого момента,

Во всяком деле Богу верно.

(Его ударили по щеке.

Громко отдавшему приказ.)

Ты подбеленная стена,

Бог будет бить потом тебя.

1-й иудей:  Первосвященника поносишь?

Павел:  Не знал я, что он в званье ходит.

(Тихо, про себя.)

Но здесь не только фарисеи.

(Громко.)

— Я фарисей, сын фарисея,

И верю в воскресенье мертвых.

Я в этом твердо убежденный.

 

Собранье сразу разделилось,

И все в едином целом слилось:

Шум, распри, крики и препоны.

Суд явно дать не мог подмоги.

Темно. Час первой стражи ночи.


Сотник:  По Павловой к тебе я просьбе.

К нам юноша пришел сейчас,

Имеет нечто он сказать.

Тысяченачальник: Ты что-то говорить хотел?

Юноша:  Придти просить должны к тебе,

Чтоб узника в синедрион,

Еще раз завтра ты повел.

Но ты не слушай их, они

Сегодня твердо поклялись

Не пить, не есть доколе Павел

Убитым ими не оставлен.

Всего их сорок-сорок пять,

И ждут, когда приказ ты дашь.

Тысяченачальник:  Спасибо, что мне объявил.

Ты никому не говори

О том, что слышал от тебя

Для Павла важно то сейчас.

Он сел письмо одно писать,

И с ним нарочного послать

Решил с усиленной охраной,

С которой также будет Павел.

Кесария. Ее правитель.

 

Феликс:    Но где не вижу обвинитель?

Павел:      Они пока что не пришли. 

Феликс:    Ты их прихода подожди.

 

Пять дней спустя. Суда палата.

 

Тертулл:   Я постараюсь очень кратко

Дать обвинение на Павла,

Которое скажу не шатко.

Нашедши язвою в народе,

Как возбудителя на злое,

Судить хотели мы его.

Но Клавдий Лисий вдруг пришел,

И взяв с насилием большим,

Заставил до тебя идти.

А нас послал вслед с обвиненьем.

Дадут они в том подтвержденье:

Он назарейскую нес ересь;

Храм осквернить посмел на деле.

Павел:      Ты долго справедливо судишь,

И тем свободнее ты будешь

Моей защитой в этом деле.

Я к храму шел на поклоненье,

И не производил нигде,

Чтоб быть так скоро на суде,

Среди народа возмущенье.

И доказать—нет обвиненья.

Но признаюсь тебе лишь в том,

Что в вере я своих отцов,

Которые служили Богу,

И справедливо по закону.

С надеждою на воскресенье,

С которою дается вечность.

Нашли меня не с шумом в храме,

И те здесь, вижу, не предстали,

Но если что-то эти знают,

То говорят одну неправду.

Феликс:    Я дело ваше рассмотрю,

Когда узнаю что к чему,

Есть в этом верного ученье,

Иль правду, что все эта ересь.

(Ко всем)

Все можете теперь идти.

(Павлу)

Останься узник лишь один.

Ты объясни во что ты веришь?

Павел:

Верую в Бога Отца Всемогущего, Творца неба и земли;

Верую в Иисуса Христа, Единородного Сына Божьего,

Господа моего;Который зачат от Святого Духа; Рожден от Девы;

Пострадал при Понтии Пилате; распят, умер и погребен;

Сошел в ад и в третий день воскрес из мертвых;

Вознесен на небеса, где сидит одесную Своего Всемогущего

Отца, Откуда придет судить живых и мертвых.

Верую в Святого Духа; в единую христианскую церковь,

И в общение святых; в прощение грехов; в воскресение тела;

И в жизнь вечную.

 

От страха Феликс задрожал:

Ведь в будущем всем ждать суда.


Феликс:      Теперь иди. Когда найду

Я время, сразу позову.

 

Прошло ж не менее двух лет.

Пришел на смену Порций Фест,

А Павел не освобожденным,

Сидел то время под надзором.

Тогда все снова повторилось.

Пришли из Иерусалима.

Но Павел кратко отвечал:

”Не сделал никакого зла”.

Фест:    Пойдешь ты к ним в Иерусалим,

И там, чтоб я тебя судил?

Павел:  Я злого ничего не сделал.

Меня пусть судит в этом кесарь.

Фест:  Ты требовал его суда:

Тогда отправишься туда.

 

Корабль приготовлен плыть

В Италию, где город Рим-

Столица римского господства.

Он грелся под лучами солнца.

Немного время поторопим.

Его мы сразу остановим,

Коль доберутся все до места,

Близ порта-города Ласея.


Кормчий:  Хороших Пристаней достигли.

Пассажир:   Он с виду кажется красивым. 

Сотник:     Но приспособлен он к зимовке?

Кормчий:   При ветре северном негоден.

Нам следует плыть тем же курсом,

Теперь уже при ветре южном.

И нужно перезимовать

Не здесь, где жестки холода,

Но острова держаться Крита

До пристани одной Финика.

Там все условия для нас,

Чтоб не страшна была зима.

Павел:          Нам нужно оставаться здесь,

На месте, потому что вред 

Грозит всем в плаванье дальнейшем:

Оно с опасностью для жизни.

Кормчий:     Кто плавал больше ты, иль я? 

Павел:          Не скрою, но зима близка. 

Кормчий:   Достичь быстрее цели сможем, 

Коль быть короткой остановке.

 

Доверия ж конечно больше

Тому, кто жизнь провел на море.

Поэтому, дождавшись ветра,

Они поплыли дальше смело,

Направив прямо к цели судно.

Их в море и настигла буря.

Корабль здорово крутило

Кого-то качкою мутило;

Кому-то стало сильно страшно,

От гибели такой ужасной;

Пытался кто-то хладнокровно

Обвязывать корабль скоро.

Спустили парус, но вода,

Хозяйкой став для корабля,

Волнами захлестнуть пыталась,

Чего никак не удавалось.

Недели полторы спустя.


Павел:    Мужи, послушаться меня

У пристани вам надлежало,

Зимовка в ней вас всех спасала.

Но ободритесь все вы ныне,

Никто из вас здесь не погибнет,

А только лишь один корабль. 

Вода лишь для него опасна.

Кормчий:     Ты за кого нас принимаешь?

Откуда ты об этом знаешь?

Павел:  Мне Бог, которому служу, 

Которому принадлежу, 

Открыл чрез Ангела сие,

И объявил о том во сне.

Он так сказал: ”Не бойся, Павел,

Пред кесаря еще предстанешь.

И Бог, с тобой на корабле

Плывущих, дарит всех тебе.

Поэтому нам ждать недолго,

Нас ветер выбросит на остров.

 

Пришел четырнадцатый день.

У острова осев на мель,

На сушу порешили плыть.


Воин:     Нам нужно узников убить.

Иначе, выплывши на берег,

Возможно, с умыслом в надежде,

Захочет кто-нибудь бежать.

Сотник:    Не стоит руки налагать,

Когда искать не будет сложно.

Подумайте, ведь это остров.

 

Все двести семьдесят шесть душ

Нашли на острове приют.

 

1-й поселенец:     Змея! Да это же ехидна!

Наверно он кого убил, обидел,

Раз здесь его настиг суд Божий,

Хотя и жив остался в море?

(удивление)

2-й поселенец:  Он должен был уже свалиться,

Ведь яд сей действует так быстро,

Что замертво он упадет,

Не сделав десяти шагов?!

(большое удивление)

1-й поселенец:  Скажи мне, то была ехидна?

2-й поселенец:   Конечно, сам ее ты видел.

1-й поселенец:  Подумал, может, показалось.

2-й поселенец:   Да нет, с руки свисала ясно.

1-й поселенец:   Теперь мне кажется иное.

2-й поселенец:   Да нет же! Око не слепое

У всех здесь, как у одного,

Он должен умереть давно.

1-й поселенец:    Но если он не умирает,

То кто он?

2-й поселенец:    Кто об этом знает?

1-й поселенец:    Я думаю, что это Бог,

Раз яд убить его не смог.

 

И эту фразу подхватили

Все те, кто здесь в селеньях жили.

Не дать другого объясненья,

Коль явно смерти подчиненье.

Спустя три месяца зимовки,

Когда для холода все сроки

Прошли, все стали собираться.

Не захотели оставаться

По просьбе жителей селенья,

Здесь получивших исцеленья.

Возможно Павел бы остался,

Коль временем располагавший,

Мог быть полезным в Божьем деле.

Но узы то мешали сделать.

Корабль с названием Диоскуры,

В пути оставив Сиракузы,

Направился в порт Путеол,
Где дальше все пошли пешком.
(Встреча с братьями)
Павел:    Адроник, Юний, слава Богу!
(Сотнику)
Позволь поговорить немного,
С пришедшими ко мне людьми.
Я столько лет не видел их!
Сотник:   Конечно, Павел, но недолго.
Нам нужно в Риме быть уж скоро.
Павел:   Приветствую я вас, друзья!
Зачем пришли сюда, сейчас?
Адроник:  Услышали, что ты прибудешь,
Чтоб здесь пред кесаря в сих узах,
Предстать для скорого суда.
Поэтому и шли сюда,
Обрадовать такою встречей.
Павел:  И вы достигли этой цели.
Узнав знакомые мне лица,
Я сразу духом ободрился.
Каких мне стоило усилий,
Пройти чрез испытанья злые!
Но с Богом все преодолевши:
Невзгоды, множество лишений,
На море, в городе, в пустыне,
Я в немощи своей был силен,
В труде, во многом изнуренье,
Пройдя чрез столько злоключений,
Живым остаться, верным Богу,
К какому б ни послал народу.
Юний:    Мы рады, что тебя увидеть
Смогли еще раз в этом мире.
Павел:    Надеюсь все же не в последний
Ведь уз я недостоин этих..
                                                          
(Сотник хлопает по плечу)
Сейчас ,сейчас! . . .Я ухожу,
Сердечно вас благодарю
За то, что вышли на дорогу.
Молитесь обо мне вы Богу,
Чтоб Им я был дарован вам.

Юний:     Дай Бог!

Павел:     До скорого, друзья!

 

На этом здесь повествованье

Свое закончим. Перед вами

Мы показали, что могли,

Из жизни Павловой судьбы.

Хотя то было лишь рассказом.,

Но вы надеюсь Слово зная,

Не будете судить нас строго,

Коль не дословно что немного.

Лицо центральное — был Павел.

Но все же хорошо мы знаем,

Что он орудием в руках

Был Божьих, на Его дела.

Поэтому заслуга Павла, лишь то,

Что он себя, вверяя,

Отдал на промысел в том Божий,

Хотя смущался встречей злобной.

Пять раз был битым он плетями;

Три раза палкой побивали;

Однажды камни полетели

От кровных братьев иудеев;

Три раза кораблекрушенье

Пыталось заглушить терпенье…

В том человек не сможет выжить,

Коль нет поддержки ему свыше.

Но с Богом был не только Павел:

Мы также в вере пребываем.

Но не испытанной в той мере,

В какой мы видим на примере.

Дай Бог, чтоб все и мы познали,

Какой Он среди всех страданий,

Чтоб постоянно верный в малом

Хранил себя средь испытании.

АМИНЬ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal

Метки:

Оставить комментарий или два